fbpx

Шапка статьи

Как успокоиться, когда ничего не контролируешь

Как успокоиться, когда ничего не контролируешь

Об ужасе и тревоге в неконтролируемых ситуациях

Теги статьи

Содержимое статьи

За последние лет десять мы привыкли, что можем контролировать всё: на каком молоке сварить капучино, какой вид будет из номера в отеле, когда через год у нас отпуск, в какой промежуток времени курьер доставит посылку с другого конца света. Мы могли на это опереться. 

Когда что-то из этого перестало быть предсказуемым, многие ощутили тревогу. А когда тревога особенно сильная, даже чай себе сложно налить, не то что нормально работать. 

Вот пара соображений на такой случай. 

Могу ли я это контролировать? 

Вот вопрос, на который очень важно ответить разумно, а не на эмоциях: «Контролирую ли я то большое, из-за чего у меня такая сильная тревога?»

Обычно, когда происходит стихийное бедствие, ни у кого нет сомнений — «Это больше меня, я это не контролирую». Но как только где-то появляются люди и наши мирские дела, сразу начинают закрадываться сомнения: а вдруг это всё-таки в моей власти? Вдруг я могу как-то повлиять?

И тут есть полезное упражнение: разделить «влиять» и «контролировать». Сравните: 

  • Я не могу вручную проконтролировать, куда полетят капельки влаги с ковидом, но я могу повлиять на то, где я нахожусь, что ношу, как контактирую с людьми и какое у меня общее физическое состояние. 
  • Я не могу контролировать процессы изменения климата, но я могу влиять на то, что и как я потребляю.
  • Я не могу силой воли отменить экономический кризис, но я могу влиять на свои карьерные и финансовые решения, чтобы этот кризис не застал меня врасплох. 
  • Я не могу контролировать рынок труда через десять лет, но я могу влиять на свою способность учиться, развиваться и подстраиваться под этот рынок.
  • Я не могу заставить другие страны снять или наложить санкции, но я могу повлиять на то, где я живу и насколько завишу от их санкций в своей повседневной жизни. 

Контроль — это что-то, чем мы полностью управляем и что можем остановить в любой момент. Влияние — это то, что мы можем изменить своими непосредственными действиями. Отсутствие глобального контроля за чем-то большим не отменяет влияние на что-то поменьше. 

А был ли контроль? 

Контроль, к которому мы так привыкли, и раньше был иллюзией. Мы никогда не стояли у руля в полной мере. Хоть мы и привыкли говорить «в июле я полечу в Турцию», куда правильнее было бы сказать «с большой долей вероятности в июле я полечу в Турцию». Эта вероятность зависит от множества вещей: финансового положения авиакомпании, наличия или отсутствия глобальной пандемии, политической обстановки и множества других моментов, на которые мы во многом даже не влияем. 

Можно поразмышлять над тем, что мир никогда не давал нам гарантий. То, что нам всегда казалось устойчивым и предсказуемым, было просто привычкой нашей сытой и спокойной жизни. У нас не отбирали контроль — у нас его никогда и не было. Нам может быть обидно и неприятно, что закрылось какое-то предприятие — но никто не обещал, что оно будет работать всегда. Нам может быть горько, что наши деньги обесценились, — но они на нашей памяти обесценивались множество раз, мир нам буквально гарантировал обесценивание на практике. 

Не контроль, а влияние

В моменты кризиса человек может впасть в оцепенение, ощущая свою беспомощность. «Я ничего не контролирую, ничего не идёт по плану, всё летит к чертям, я так не могу».

Вслед за этим оцепенением приходит тревога. Она всегда приходит, когда человек перестаёт действовать и погружается в мысли. Можно представить, что тревога питается непотраченной энергией: если в тяжёлое время ты не занят делом, у тебя появляются силы на тревогу. Если ты занят, на тревогу нет ни сил, ни энергии. 

Если ваша цель — жить более-менее счастливо, можно в этот момент задать себе вопрос: «На что я могу сейчас повлиять, чтобы сделать себе хорошо?».

Ответы на этот вопрос будут приходить «от тела» и распространяться вовне: 

  • Начнётся с вопросов физического комфорта: принять более удобное положение, встать и размяться, выйти на прогулку, нормально поесть.
  • Дальше перейдёт на близкое к телу: перестирать одежду, навести порядок в комнате.
  • Потом сфера влияния будет расширяться: на дом, работу, близких. Чем дольше человек практикует этот вопрос, тем больше у него будет возможностей влиять на мир — сначала на свой, а потом всё дальше. 

Практиковать это очень сложно, потому что мы привыкли к контролю, а не влиянию. Если где-то голод или беспорядки, хочется взять волшебный пульт и выключить этот голод и беспорядки — как бы проконтролировать эти процессы. Очень трудно принять факт, что пока ты не занимаешься международной логистикой, экономикой и сельским хозяйством, ты не можешь напрямую влиять на голод. Даже если голод — это плохо. Даже если ты против. Даже если это очень несправедливо. Есть ситуации, когда мы бессильны, и это бессилие очень тяжело принять. 

Но со временем, когда ты расширяешь свою сферу влияния, в какой-то момент ты становишься достаточно сильным, чтобы влиять на нечто большее, чем ты сам. Ведь и международной логистикой, и сельским хозяйством занимаются люди. 

Угадайте, откуда в мире множество фондов по борьбе с тяжёлыми болезнями. Угадайте, почему многие люди идут во врачи или учителя. Зачем люди идут в политику или заниматься жилищно-коммунальным хозяйством в своём городе? Почему кто-то ставит себе цель помогать беженцам, больным, сиротам или кому-то ещё? Часто это люди, которые выстроили себя изнутри и решили повлиять на мир за пределами своего дома. Вы тоже так можете.

«Что эта тревога за собой скрывает?»

С позиции гештальт-терапии тревога рождается в месте, где прерывается контакт с каким-то своим чувством или потребностью.

И здесь важно понимать — а почему у вас возникла тревога? Какой в этой тревоге психологический смысл именно для вас? Что она за собой скрывает?

И если вы чувствуете, что из-за потери контроля вы попали в какую-то тревожную непереносимость, — это сигнал о том, что есть какие-то переживания, которые психика по какой-то причине не может «переварить», и контакт с ними прерывается тревогой и желанием быстро взять и начать что-то с этим делать.

И вместо того, чтобы бежать и пытаться любыми фееричными способами вернуть себе хоть малейшую иллюзию контроля, можно остановиться, сделать глубокий вдох-выдох и задать себе вопрос: 

  • А что со мной происходит?
  • Во что я «попадаю», когда встречаюсь с данностью «я не могу это контролировать»?
  • А в какие переживания я «проваливаюсь»: в страх, нужду, беспомощность, отчаяние, …?
  • Почему эти эмоции вызывают во мне такую тревогу?

И за желанием срочно взять ситуацию под контроль могут стоять очень глубокие и неосознаваемые переживания. Это отсылка в далёкое детство, когда ребёнок из своей детской нужды придумывает себе идею про то, что он всемогущ.

Например, когда он не может получить любви и поддержки в своей родительской семье, он берёт ситуацию под контроль — принимает для себя решение: «Я буду самым умным, самым сильным, самым смелым — и вот тогда я точно получу всё то, что так хочу!» В этот момент как будто бы ситуация начинает управляться им, а непереносимая беспомощность оттого, что он не может получить желаемое, уходит на второй план. И если семья подкрепляет такую установку — вдруг начинает любить ребенка за его достижения, — механизм чётко прописывается в маленьком человеке.

Когда во взрослой жизни он встречается с тем, что ситуация резко перестала «управляться», начинают всплывать все те непереносимые когда-то переживания, спастись от которых можно, только пригласив в друзья всемогущий контроль.

А может быть, попроживаем?

читать дальше свернуть
Алла
Как успокоиться, когда ничего не контролируешь