fbpx

Шапка статьи

Как вранье выбивает почву из-под ног

С практической, а не моральной точки зрения

Теги статьи

Содержимое статьи

Окей, родители говорили нам: врать нехорошо, врать вредно, не ври, за враньё тебя боженька накажет. Но что если (просто предположим) бога нет или он за такое не наказывает? А соврать в какой-то момент намного выгоднее, чем сказать правду? Можно ли тогда соврать? А если нет — почему? Давайте это разберём без морализаторства. 

Для примера возьмём несколько ситуаций, когда можно было бы соврать: 

  1. «У меня тут собака...». Вас позвали в гости знакомые, но вы очень не хотите у них быть, потому что в гостях будет кто-то, с кем вы не хотите пересекаться. Чтобы их не обидеть, вы решаете приврать, что не сможете по какой-то уважительной причине. Сама причина — враньё, но об этом знаете только вы. 
  2. «Да-да, уже делаю». На работе вы забыли о каком-то важном задании. Скоро сдавать работу, вам напоминают о ней, и вы решаете соврать, что всё уже почти готово. Потом мобилизуетесь и быстро всё доделываете, где-то некачественно, где-то вполсилы, но в итоге успеваете. Фух, пронесло. 
  3. «Голова болит». Супруг или кто-то в семье хочет вытащить вас куда-то на улицу, но вы врёте, что у вас болит голова и плохое самочувствие, чтобы вас оставили дома в покое. 
  4. Тайная подработка на конкурентов, когда явная подработка в компании запрещена.
  5. Супружеская измена. Ну понятно.

Порассуждаем над таким принципом:

Если мы сказали правду,
мы получили шанс
улучшить ситуацию.

Посмотрим на примерах: 

«У меня тут собака»: если мы соврали, мы оставили знакомых в неведении, что кто-то из их друзей вам неприятен. Когда они в следующий раз позовут нас в гости, они не будут этого учитывать, и нам придётся придумывать новую отговорку. Со временем друзья начинают думать, что вы их игнорируете, отношения портятся. 

Допустим, мы сказали правду: «Вась, я не могу быть в одной комнате с Игорем, он в прошлый раз то-сё, пятое-десятое». В худшем случае отношения с Васей испортятся. А в лучшем — Вася вспоминает тот случай и решает, что лучше звать вас в гости по отдельности.

«Да-да, уже делаю»: если мы соврали, мы оставили себе только один вариант — аврально работать, пока не сделаем. Уже не удастся попросить о помощи, ведь тогда наше враньё раскроют. 

Если мы сказали правду, нас тоже могут заставить делать всё аврально — то же самое, как если бы мы соврали. Но также есть шанс, что нам предложат помощь. Например: «Слушай, ещё даже не брался за эту задачу, забыл об этом. Там много? Можешь мне помочь с тем-то?» Если человек заинтересован в хорошем результате, он может помочь.

«Голова болит». Допустим, мы удачно соврали и нас оставили дома в покое. Но потом эти люди возвращаются домой и снова донимают нас теми же вещами, от которых изначально болела голова. 

Или мы сказали правду: «Слушай, я очень устал, я хочу весь вечер просидеть в одиночестве и ни с кем не контактировать». Велика вероятность, что человек пойдёт навстречу и даст нам этот вечер. А если нет — это повод подумать, почему супруг или член семьи плевать хотел на наши желания и потребности.

Тайная подработка. Если мы тайно подрабатываем, то мы постоянно это скрываем, живём двойной жизнью и, возможно, получаем двойной гонорар. Если это раскроется, то нас уволят и, возможно, создадут нам проблемы.

Другой вариант — мы пришли к боссу с этой ситуацией: «Не хватает денег, конкуренты зовут на подработку». Если вас уволят, то вы сможете пойти к конкурентам открыто. Но, скорее всего, руководитель будет думать, как вас сохранить: деньгами, новыми задачами и т. д.

Супружеская измена. Если прокатило, то до конца дней нужно оглядываться, чтобы человек, с которым мы изменяли, не растрепал об этом. Последствия понятны. А если сразу признаёшься, то будет скандал, но есть шанс всё решить и жить дальше.

А теперь давайте попробуем порассуждать над вот такими тезисами про враньё. Уверены, вы сами способны разобрать эти мысли, с чем-то поспорить, а над чем-то самостоятельно порассуждать.

  • Лучший результат. Даже если от правды мы получим плохой результат (конфликт, ссору, расставание), в долгосрочной перспективе это будет лучший результат из возможных. 
  • Белыми нитками. Если другой человек видит, что ему врут, он не всегда об этом скажет прямо. Он молча сделает выводы и примет меры — например, начнёт избегать общения или перестанет способствовать вашей работе.
  • Привычка. Если однажды «прокатило», человек может врать снова и снова, постепенно всё меньше готовясь и всё больше запутываясь в показаниях. 
  • Проблемы не решаются. Когда нет проблем, врать не нужно, всё получается без вранья. А когда нужно врать — значит, где-то проблема. И от вранья она временно отодвинется, но не решится. А проблема, которая не решилась, имеет тенденцию становиться больше. 
  • Смерть души. Если у вас есть душа, вы можете почувствовать, что во время вранья ей не очень хорошо. 

Морализаторствовать не будем. Вы достаточно круты, чтобы разобраться самостоятельно.

Как вранье выбивает почву из-под ног
Всё то враньё, которое звучит «во благо» во взрослом возрасте, — не что иное, как адаптивный механизм ребёнка, который изо всех сил старается не потерять любовь и принадлежность к семье

Для меня ярким литературным примером этой «выбитой» почвы из-под ног является мальчик Ваня из рассказа Л. Н. Толстого «Косточка».

Про что нам рассказывает автор?

Автор рассказывает нам про детскую боль отвержения семьёй: маленький мальчик Ваня из своего исследовательского интереса очень хотел попробовать что-то новое, незнакомое — сливу. И по какой-то причине не смог удержаться. Может быть, так получилось, что эмоционально-волевая сфера у ребёнка ещё недостаточно развилась и внутренний «стоп» не сработал в силу незрелости мозговых структур.

И что произошло дальше? А дальше ребёнок попал в ситуацию тотального отвержения семьёй — когда все засмеялись, а он заплакал. Так, собственно, заканчивается этот рассказ. И у автора нет ни слова про то, что хоть кто-то утешил ребёнка, разделил его переживания, не дал утонуть в ощущении «Я плохой». И много ещё чего мог решить ребёнок в той травматической истории: «Меня любить нельзя» и т. д.

Про что это я? Про то, что паттерны поведения формируются в родительской семье в детском возрасте.

И всё то враньё, которое звучит «во благо» во взрослом возрасте, — не что иное, как адаптивный механизм ребёнка, который изо всех сил старается не потерять любовь и принадлежность к семье. Потому что его семейный фон таков, что опасна прямая коммуникация — отвергнут, посмеются. Ведь мальчик Ваня по какой-то причине уже утратил способность доверительного контакта, поскольку не нашёл ничего другого, как соврать.

И если посмотреть вглубь семейного фона, то мы увидим, что мама вступила в сговор с папой, и папа обманул первым, сказав, что косточка ядовитая. По сути папа своим примером дал бессознательное послание: «Обманывай!».

И какой жизненный опыт должен был получить ребёнок в такой родительской семье и в этой конкретной травматической для него истории? Я думаю, что ребёнок сформирует внутренний конфликт.

С одной стороны, он будет предъявлять себя обществу как честного, непогрешимого человека (потому что был опыт отвержения во вранье — и это очень болезненное переживание себя).

С другой стороны, он как часть родительской семьи и, в частности, через идентификацию с папой в критических ситуациях будет прибегать к защитному поведению в виде вранья, но при этом жёстко осуждать и отвергать себя за это, как когда-то сделали родители в истории с косточкой.

читать дальше свернуть
Алла